<< Ноябрь, 2017  
Пн Вт Ср Чт Пн Сб Вс
  
 1
 2
 3
 4
 5
 6
 7
 8
 9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
   
Главная arrow ИНТЕРВЬЮ arrow Вадим Демчог цепляется за вечность
Версия для печати Отправить на e-mail
02.04.2014

Став финансово независимым благодаря участию в сериале «Интерны», Вадим вкладывает средства не в личное благополучие, а в сердечные проекты, которые дают ему возможность учиться обучая. Таков главный принцип его работы.

— Вадим, расскажите, почему решили стать артистом?

— Когда мне было четыре года, мама отвела меня во Дворец пионеров города Нарвы. Сначала я пошел в кружок моделирования, потом на хор, затем в географический... Мне нигде не понравилось. Я поднялся на третий этаж и, толкнув дверь, оказался в темной комнате, где отовсюду на меня смотрели глаза. Когда свет включился, стало понятно, что это марионетки, развешанные на стенах. Откуда-то вышла скрюченная женщина, похожая на бабку-ёжку, взяла куклу, протянула мне ее деревянную ручку и сказала: «Ну здравствуй, мальчик». Вот так она меня повела в мир театра.

— Свою первую роль помните?

— Это была роль Великана в кукольном спектакле «Храбрый портняжка».

— Как мама приняла ваш выбор?

— Она была рада, что я на несколько часов в день уходил из дома. У мамы было шесть официальных браков, не считая ошибок. Я жил, как в поезде, а отчимы мелькали перед моими глазами, как станции. Мама была невероятно любвеобильной и мечтала объесться жизнью. Она писала в газету, проводила экскурсии, делала театральные постановки, а по жизни была поваром 6-го разряда и регулярно ездила на различные конкурсы, так что у нас дома скопилась целая пачка с ее грамотами.

— Вы болезненно относились к череде меняющихся мужских лиц в маминой жизни?

— Нет, мне же не с чем было сравнивать. Но я всю жизнь искал отца в харизматичных мужчинах. Хотя среди маминых ухажеров таких не нашлось.

— Демчог — это фамилия вашей мамы?

— Когда я стал совершеннолетним, перешел на ее фамилию. Отец оставил нашу семью, когда мне было три месяца. Я точил зуб на него много лет. Сейчас мы примирились. Он паломник, ездит по святым местам, а в общении оказался тихим, мирным, замкнутым человеком. Помогаю ему деньгами, хотя папа очень долго сопротивлялся.

— Вы часто ездите к отцу в Воронеж?

— Пару раз в год получается. Он всю жизнь проработал на деревообрабатывающем заводе, на станке потерял несколько пальцев — классика жанра. У меня дома много деревянных поделок, сделанных папиными руками. Он утонченный резчик. Когда я был подростком, он хотел со мной помириться и подарил деревянный пистолет вальтер. Его у меня украли в школе, и после этого мне буквально не хотелось жить.

— С родственниками по папиной линии общаетесь?

— Конечно. Недавно мой племянник подарил коробку с боевыми медалями деда-танкиста, который дошел до Берлина и был награжден орденом Красной Звезды. Он был безбашенным пьющим человеком: на спор утопил в болоте трактор. Ему повезло, что бабушка была терпеливой и выдерживала его пламя.


НАРОДНАЯ МУДРОСТЬ

— После доктора Купитмана в «Интернах» вас нечасто можно увидеть в новых фильмах. Отказываетесь из-за страха, что роль будет ниже уровнем?

— Предложений очень много, но я их все отметаю. Делаю ставку на то, что сам пишу сценарии. Совсем скоро начнутся съемки фильма «Пимен», идею которого придумал я. Буду играть в нем главную роль. Я всегда делал акцент на авторском кино, мне интереснее то, что считаю правильным. Не нравится, когда меня покупают и используют. Даже по поводу «Интернов» я иронизирую: «Я в этом сериале больше не снимаюсь, там вместо меня играет Иван Натанович Купитман». Он уже настолько материализовался, что мне не нужно перевоплощаться на съемочной площадке.

— Купитман щедрый персонаж, делится с вами своими гонорарами?

— Да, благодаря ему мы с супругой взяли ипотеку, переехали в новую квартиру и отпраздновали новоселье. Но должен сказать, что мы на «Интернах» не получаем очень больших денег, это не западные стандарты. Мои коллеги в Голливуде, снявшись в сериале подобного масштаба, могут позволить себе купить остров.

— Не боитесь, что как-нибудь Иван Натанович станет в позу и откажется сниматься в «Интернах»?

— Думаю, его любовь к деньгам обяжет продолжать сниматься в этой истории. Такая игра моего ума, когда персонаж живет своей жизнью, оправдывает и защищает от нападок: «Как же вы, Вадим, умудрились ввязаться в столь низкопробный продукт?» На подобные нападки я отвечаю: «Давайте доверять народной мудрости».

— У вас, кроме актерского образования, есть диплом доктора философии и психологии...

— Я написал свою первую книжку «Самоосвобождающая игра», и мой друг — магистр философии Влад Лебедько сказал: «Вадим, тебе надо защищать докторскую. Представляешь, на тебя наденут шапочку с кисточкой и сфоткают с профессорами». Этим он меня подкупил. Книгу немного переработал и блестяще защитил докторскую, мне даже аплодировали.

— Над чем сейчас работаете?

— Недавно запустили проект «Песни крови» на основе шекспировских текстов, и тут я буду на сцене, в отличие от моего спектакля «Арлекиниада». Режиссером будет каждый актер, занятый в постановке. Меня окрыляет возможность встать перед молодыми в позицию ученика. Это дает возможность поддерживать свой талант в рабочем состоянии. Зацепиться за вечность — отличительная особенность моих проектов.

БОЛЬШАЯ ПЛОЩАДЬ

— Почему с насиженного места в Питере решили перебраться в Москву?

— Мой прыжок в Москву — это побег от любви. В Питере я три года добивался одной девушки и уехал под давлением самооскорбленности. Решил, раз не повезло в любви, буду делать карьеру. Правда, через полгода она приехала в Москву и сама мне позвонила: «Я на вокзале. Пустишь переночевать?» С тех пор у нас все и началось по-настоящему: мы поженились, у нас родился сын. Но тогда это было бегство. Считаю, что 90 процентов моего успеха зависит от жены. Вероника меня подбадривает и дует в мои паруса.

— Известно, что когда вы перебрались в Москву, вам приходилось несладко...

— Всегда найдутся люди, способные предоставить свою железную дорогу для разгона твоей вагонетки, если они будут видеть, что ты рвешь когти к своей цели.

— Вы гармонично влились в московскую жизнь?

— Москва — это базарная купчиха. Меня она выбрала, поверила... Стала подбрасывать монетки. Мне тут нравится, даже ее огромные пробки люблю. Находясь в них, многое можно сделать (Смеется.).

— Вы долго жили в Москве на съемной квартире?

— Раньше снимали четырехкомнатную квартиру, но поняли, что две комнаты стоят постоянно закрытыми. Стало очевидно, что нам такая площадь не нужна. Сейчас купили маленькую двухкомнатную квартирку. На месте балкона оборудовал себе рабочий кабинет. Одна комната — наша спальня, а вторая сына Вильяма. Правда, у нас очень большая кухня и просторная прихожая.


ВЫСОКОМЕРНЫЕ ВЫХОДКИ

— Сына назвали Вильямом в честь Шекспира?

— Многих великих людей так зовут (Смеется.). На самом деле мы искали имя на «В» — в нашей семье все имена начинаются на эту букву, и по моей линии, и у жены. Наши родные имена Ваня, Витя, Вася мне почему-то не нравились. Кроме того, у Вероники есть сестра-двойняшка Виктория, так что мы нашего новорожденного нарекли именем Вильям-Виктория.

— Будущее сына уже предрешено? Он с двух лет снимается в кино…

— Он играл с Дмитрием Дюжевым в мелодраме «Свой-чужой». Вильяму было два года, и поступки его были неосознанными, а когда в четыре он повторил свой актерский опыт в другой ленте, ему не понравилось. У сына очень развито свободолюбие, и он не понимал, почему должен выполнять указания дяди с мегафоном.

— Сейчас Вильяму девять лет. К чему у мальчика лежит душа?

— Ему нравится робототехника, химия и исследовательская деятельность. Думаю, его будущее не будет связано с актерской профессией.

— Вильям не зазнался среди одноклассников из-за того, что его папа — Купитман?

— Иногда у него проскакивали высокомерные выходки, но мы их пресекли сразу же. И, уверен, сын осознал, что бравировать фамилией не нужно. А вообще я ему ничего не запрещаю. После совместного просмотра фильма «Жизнь Пи» он попросил купить огромного тигра и с тех пор спит с ним каждую ночь.

ЗВЕЗДНЫЙ СТАТУС

— Ваша супруга тоже актриса. Как вы делите бремя славы?

— Нам сложно. Есть ревность с ее стороны. Но мы с этой драматургией справляемся. Вильям растет в нашем притяжении, иногда выступает мерилом отношений. Это позитивно для мальчика — он с детства привыкает к среде гендерных противоречий.

— Почему не замолвите за супругу словечко нужным людям, чтобы ее взяли в хороший проект?

— Она предельно честный человек, постоянно дистанцируется от моей популярности и совей порядочностью уже выпила всю мою кровь (Смеется.). Вероника ходит на всевозможные кастинги, и на мое предложение помочь отвечает: «Я сама». Мне нравится в ней бойцовский дух и стремление быть равной. Сейчас супруга снимается в фильме о Сталине «Власик».

— Актрисы, выходя замуж, редко берут фамилию мужа. Вероника стала исключением.

— Когда мы оформляли отношения, не было громкой фамилии. Намного позже она стала знаменитой. И это еще один плюс: Вероника вышла за меня, когда я еще не был в статусе звездного персонажа. Я тогда был волчонком, который хватался за жизнь и пытался что-то отвоевать у судьбы.

— Вы уже привыкли к своему звездному статусу?

— Я не понимаю этого. Мне до сих пор стыдно, когда меня называют «звездой». Но я принимаю эту игру, она лишь вызывает улыбку. Понимаю, что это все проходяще и не имеет значения и веса. Мне нравится быть легким и не обремененным. Я сам таскаю свои чемоданы на гастролях, вместе с рабочими стою в очереди в столовой во время обеда. Помогаю настраивать декорации и не требую подношений, когда сижу за столом.

ТЕКСТ И ФОТО: ЕВГЕНИЙ БУРЛЯЙ

 
Просмотров: 5776
Главная arrow ИНТЕРВЬЮ arrow Вадим Демчог цепляется за вечность
РЕПОРТАЖИ © 2006-2017. Все права защищены.
Использование материалов сайта возможно только при наличии согласия администрации и активной ссылки на источник.