<< Май, 2019  
Пн Вт Ср Чт Пн Сб Вс
  
 1
 2
 3
 4
 5
 6
 7
 8
 9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
  
Главная arrow ИНТЕРВЬЮ arrow КОНСТАНТИН РАЙКИН: КАКОЙ Я НАФИГ УСПЕШНЫЙ? Я — ГЕНИАЛЬНЫЙ!
КОНСТАНТИН РАЙКИН: КАКОЙ Я НАФИГ УСПЕШНЫЙ? Я — ГЕНИАЛЬНЫЙ! Версия для печати Отправить на e-mail
11.11.2009

Актер, художественный руководитель и режиссер московского драматического театра «Сатирикон» привозит в Киев спектакль «Азбука Артиста». Накануне Константин Аркадьевич встречался с прессой...

Я вообще-то комедии не люблю. С чего вы взяли, что я люблю комедии? Обожаю пьесы Островского, которые чисто условно можно отнести к комедиям — там полно мест, где можно ужаснуться, заплакать... Это такие объемные произведения, которые чистого жанра не имеют.

Большого хватательного рефлекса к современным пьесам у меня нет. Если приходится выбирать, что ставить: Шекспира или современного автора, я отдам предпочтение классику. Я об этом говорю совершенно не иронично. А уж если брать современников, то уж точно не отечественных авторов. Потому что, например, великий ирландский драматург Мартин МакДонах про нашу с вами жизнь пишет так, что нам с вами и не снилось.

Писать мемуары мне некогда. Обычно этим занимаются люди, которые сошли с дистанции. Спортсмен, когда перестает быть спортсменом, начинает писать о том, как он бегал. Сейчас мне не до мемуаров – я еще не оглядываюсь назад. Больше смотрю вперед и интересуюсь, не бегу ли я вообще в другую сторону.

Для меня эликсир молодости, — когда общаюсь со своими учениками. И я уверен, что они мне нужнее, чем я им. Вампирю понемногу, какие-то младые соки из них высасываю и таким образом отодвигаю свой процесс старения.

Мой папа — Аркадий Исаакович Райкин — во время Великой Отечественной войны очень часто выступал на передовой, порой буквально оказываясь под обстрелом противника. Иногда актеры его театра начинали бунтовать, всерьез опасаясь за него и себя.

Папин театр все четыре года войны провел на фронтах. 22 июня 1941 года они должны были давать спектакль в Днепропетровске. Естественно, он по понятным причинам не состоялся... Тогда главой города был Брежнев, который выделил вагон и труппу быстро отправили на Восток. Потом на творческих вечерах папа рассказывал так: «22 июня 1941 года у нас должны были начаться гастроли в Днепропетровске. Я не знаю, как об этом узнал фюрер, но в этот день немцы стали бомбить Украину...»

Папа имел довольно много боевых орденов. Вообще у него был большой «иконостас», что когда он выходил в нем, это производило неизгладимое впечатление.

Отец для меня всегда являлся примером в преданности театру. Хотя он не обладал способностью кого-то чему-то научить, а учиться можно было только глядя на его работу.

Папа был героем — высоким стройным красавцем. На нем замечательно сидел костюм, он всегда был любимцем публики. Я же совсем другая парода. Он машина представительского класса.

Напряженный рабочий график и есть главный секрет моей хорошей физической формы. Я бы не сказал, что она отличная, но она отличная от плохой. Актерство это тяжелая профессия, поэтому нет другого выхода, как держать себя в тонусе. Иногда, правда, приходится работать больным, но, к счастью, это случается редко. Я всегда стараюсь делать вид, что я здоров.

Иногда теряю голос. Это такой инструмент, без которого актеру очень непросто. Я быстро восстанавливаюсь благодаря хорошим фониатрам, приходится делать голосовую гимнастику.

Я живу очень закрытой жизнью. Слава Богу, что драматический театр не является предметом безумного интереса со стороны праздной публики. Это не шоу-бизнес, где народ интересуется личной жизнью персонажей.

Звезда — это не театральное понятие. Я работник театра, а мы не интересуем людей с фото и видеокамерами.

Иногда кажется, что мне приятней смотреть со стороны на то, как играют другие. Мне интереснее что-то сделать такое, в чем я сам не участвую.

Не правильно идти по чьим-то стопам и тропкам. Это смертельный путь, который не к чему хорошему не приведет.

Я верующий человек, а наша вера православная не приемлет суеверий.

Умереть на сцене — самое ужасное, что только может произойти с актером. Не понимаю, зачем делать естественный биологический процесс достоянием публики. Играть смерть совсем другое. Это часть искусства.

Актерство — мужественная профессия, где смелость играет первостепенную роль.

Практический весь первый выпуск своего курса я забрал работать к «Сатирикон». Сейчас уже готовлю третий курс.

В нашем театре в репертуаре семь спектаклей — по дням недели. Если появляется новый, он вытесняет какой-нибудь один и их опять становится семь. Очень удобно в месяц один спектакль идет четыре раза.

Однажды со своим курсом в школе-студии МХАТ, где я преподаю, решили сделать спектакль, в котором рассказали, как становятся артистом — процесс, о котором мало кто имеет верное представление. Так и получилась «Азбука Артиста». В нем участвуют 10 артистов моих коллег и я. Этот спектакль не стоил нашему театру практически ничего.

В некоторых видах искусства некоторое время ученики похожи на своих учителей. У кого учишься, на того и похож. Это не страшно. Потом от этого освобождаешься.

Мои ученики уж очень самостоятельные. Даже больше, чем мне бы хотелось, потому что совершают много грубых ошибок. Думаю, не рано ли я их выпустил из-под своей опеки.

За время моего правления изменения в нашем театре произошли громадные. Это был маленький эстрадный и, благодаря гению папы, уникальный театр, а стал драматическим.

В своем театре я играю на сцене главные роли. Потому что это правильно. Не правильно, если мне достанется эпизод, тогда спектакль будет кренить, а он должен быть отцентрован на меня.

Не просто беру в труппу молодых актеров, я делаю на них ставку — они играют главные роли. Считаю неправильно, если артист очень долго работает в одном театре. Многих прошу в какой-то момент уйти. Некоторые уходят сами не выдерживают нашего графика трудного. Ну и я могу надоесть до смерти, потому что всегда говорю одно и то же, и это осточертевает, и выдержать очень трудно.

Сейчас мне не интересно сниматься в кино. Если сравнивать с тем, что каждый день мне приходится делать в театре, кино отдыхает. Если соглашусь сниматься, придется отказаться от самого любимого театра.

Я отказывал многим известным режиссерам: Герману, Спилбергу. На предложение Стивена я сразу сказал «нет». Хотя моя роль стоила 17 миллионов долларов. А когда записывал видеопоздравление к юбилею режиссера Эльдара Рязанова, сказал: «Эльдар Александрович, я вас обожаю как режиссера, но в вашем творчестве есть один изъян вы никогда меня не приглашали сняться к себе в картину. Пригласите меня. Не бойтесь, откажусь. Просто в моем списке режиссеров, которым я отказал, нет вашей фамилии».

Когда учился на актера, знал, что еще буду заниматься режиссурой. Хотя многие не могли себе представить, что сын великого артиста может быть хороши артистом. Легенда на счет природы, которая отдыхает на потомках, чушь приведу миллион замечательных детей великих родителей. А природа, как отдыхала на семье Тютькиных, так и продолжает отдыхать. И это длиться так долго, что, кажется, уже должен та-ако-ой Тютькин родиться гений из гениев!

Я не отказался от эстрады. Просто так параллельно деньги зарабатывал. Не в смысле халтуры, а в том, что тогда это было более денежное дело, чем в театре.

Сериалы не смотрю. Мне не нравится этот вид киноискусства. Единственное исключение -- «Ликвидация». Тем более, что его снял бывший актер «Сатирикона» Сергей Урсуляк.

В других театрах есть замечательные актеры, которых бы я никогда не принял в «Сатирикон». На нашей сцене должна быть особая энергия, у нас тяжело работать.

Мне бы хотелось, чтобы государство вмешивалось в работу театра не через цензуру, а через финансирование.

В театре получают мало, но тут работают люди, которые любят это дело. В театре не разбогатеешь.

Мы добросовестный театр. Добросовестность — в нашем славянском мире еще более редкое качество, чем талант. Талантливых много, а вот добросовестных — единицы.

У нас на сцене все энергично и мускулисто. Вялотекущего ничего нет.

Конечно, время от времени играешь плохо, получаются срывы и провалы, — без этого никуда. Театральная лошадка никого не держит прочно, она время от времени сбрасывает любого седока. Бывает, падаешь и порой очень больно. Иногда уходишь со сцены под стук собственных копыт. Конкретно говорить о неудачах умный артист не станет. Кому и зачем это нужно? Это моменты позора, которые не дай бог кому-то пережить.

Больше смерти боюсь неуспеха. Лучше пусть умру.

Все говорят: «Константин Райкин успешный!» Какой я нафиг успешный? Гениальный — это другое дело! Тут я согласен.

 
Просмотров: 23743
Главная arrow ИНТЕРВЬЮ arrow КОНСТАНТИН РАЙКИН: КАКОЙ Я НАФИГ УСПЕШНЫЙ? Я — ГЕНИАЛЬНЫЙ!
РЕПОРТАЖИ © 2006-2019. Все права защищены.
Использование материалов сайта возможно только при наличии согласия администрации и активной ссылки на источник.